Витражи в православных храмах России XIX — начала XX вв.

Рубрика: Статьи
Пятница, 15 мая 2009 г.
Просмотров: 3661

В XIX – начале XX века витражи получили широкое распространение в европейской и русской архитектуре. Орнаменты и фигуры украшали окна интерьеров, обстановка которых была выполнена в самых различных исторических стилях: «готическом», «восточном», «средиземноморском», «русском», позже — в стиле модерн. Для применения витражей в гражданских постройках не существовало никаких жестких правил и ограничений: по прихоти заказчика самое причудливое произведение из цветного стекла могло появиться в любом помещении.

Расцвеченные стекла устанавливались и в окнах храмов. Неожиданным открытием стали факты о том, что среди храмов, украшенных витражами, были не только католические, но и большое количество православных. Когда и по каким причинам витражи, изначально элемент католического храма, «проникли» в православные церкви и стало темой этой статьи.
Общеизвестно, что в древнерусском церковном зодчестве витражей не было. Их появление относится к XIX столетию. В это время в русской архитектуре господствовал стиль, получивший название эклектика или историзм. Для отделки здания или интерьера выбирался «стиль» определенной эпохи из исторического прошлого, например, барокко, средневековой готики или Ренессанса. Выбор стиля и предметов, его формировавших, зависел от многих причин, среди которых на первом месте стояли пожелания заказчика и состояние историко-архитектурной науки, «снабжавшей» архитекторов и художником набором предметов, свойственных, как тогда считалось, той или иной исторической эпохе. В XIX столетии выбор архитектурного стиля для церковного здания делался в первую очередь в связи с его конфессиональной принадлежностью. Иноверческие храмы в России с 1830-х годов и до начала XX века строились, как правило, в духе романского или, чаще, готического зодчества. Витражи в европейской средневековой архитектуре были обязательной принадлежностью интерьера церкви. И в инославных храмах XIX века они заняли свое место. Окна с живописью были во многих католических, лютеранских церквях. Ассоциативная связь «готика – витраж» в первой половине XIX столетия была неразрывной, и в тех редких православных церквях, которые были построены в «готическом» стиле неизбежно появились разноцветные стекла.
Однако и в зданиях другой стилистической ориентации, например, «византийской», в окнах также применялись витражи. Их появление основывалось на исторических представлениях того времени о византийской архитектуре. В XIX веке по древним письменным источникам было известно о витражах, украшавших церковь Св. Софии в Константинополе — главный храм восточно-христианского мира. Магическую игру солнечных лучей, проходивших сквозь цветные стекла в окнах этого здания, описал в VI веке Прокопий Кессарийский. Вероятно, в то время было известно и сохранившееся до наших дней полихромное декоративное остекление некоторых византийских церквей. На основе имевшихся фактов и исторических свидетельств в XIX в. сформировалось суждение о том, что «[в Византии] искусство письма красками по стеклу было доведено до совершенства; применялось оно большей частью к церковным работам и весьма многие иконы в храме Софии в Царь-граде были писаны по стеклу». В соответствии с этим многие «византийские» храмы в России украшались витражными окнами. Так, 1866 годом датирован неосуществленный проект собора Св. Александра Невского в Тифлисе (арх. В. А. Шретер, А. Л. Гун) с разноцветными стеклами в окнах. В 1880-х годах, архитектор А. А. Парланд возвел в Троице-Сергиевой пустыни в Петербурге «византизирующую по духу» церковь Воскресения, где в окнах находились фигуративные витражи. Есть и другие примеры. Так цветные витражи в «византийских» храмах прошлого века появились в результате историко-научного подхода к формированию образа архитектурного сооружения. Наука ХХ века опровергла это заблуждение, установив, что витражи не были распространены в византийской храмовой архитектуре: не разноцветные окна, а мозаики, едва мерцавшие отраженным светом в полутемном интерьере, были характерным элементом убранства церквей Византии.
Древнерусское архитектурное наследие, активно изучавшееся в XIX столетии, практически не давало фактов для использования витражей в православных храмах. Разноцветное остекление в Древней Руси было настолько редким, что даже сегодня по материалам многочисленных археологических исследований известны лишь единицы памятников с разноцветными стеклами в окнах. В распоряжении архитекторов XIX века находилось единственное сведение о витражах в древнерусской архитектуре: под 1240 годом волынский летописец сообщал, что князь Даниил Галицкий основал близ древнего Червена небольшой городок Холм и построил там превосходные здания и храмы, из которых церковь св. Иоанна имела три окна со «стеклами римскими» (то есть витражами), блестевшими как зеркало. По мнению авторов ХIХ века, эти стекла были привезены из Венеции. Этот факт и, возможно, какие-то уникальные случаи из сохранившегося до XIX столетия декоративного остекления храмов XVII века не вызывали иллюзии, что витражи были характерны для русской средневековой архитектуры, так как представлялось, что история русского стеклоделия началась в 1630-е годы, а до того все стекло привозилось из других стран.
Несмотря на это разноцветные окна очень часто использовали в церквях в «русском стиле». Наиболее интересный пример — церковь в селе Высоком Смоленской губернии, построенная Н. Л. Бенуа в 1867–1871 годах для графов Шереметевых. Оконные стекла храма были расписаны по мотивам древнерусских фресок. Рисунки для стеклянных картин подготовили сам архитектор и известный витражист В. Д. Сверчков, в мюнхенской мастерской которого эти произведения и создавались. Вероятно, отсутствие реальных прототипов витражей в русской храмовой архитектуре заставило авторов обратиться к фресковым изображениям, соответствовавшим образному строю православных церквей. Приведенный пример — скорее исключение. В большинстве случаев изображения на витражах не соотносились со стилистикой и иконографией древнерусского искусства. Интересно, что в произведениях живописи XIX века встречались изображения церквей с расцвеченными окнами. Так, А. П. Рябушкин, тщательно изучавший русскую старину, изобразил на картине «Русские женщины XVII века в церкви» окно с разноцветным узором. Видимо яркая многоцветная культура XVII столетия «провоцировала» на разукрашивание не только стен, но и окон в зданиях.
Установка огромного витража в Исаакиевском соборе, архитектурный облик которого сложился под воздействием классицистических архитектурных сооружений Европы нового времени, «открыла дорогу» стеклянным картинам в православные храмы.
Как уже было сказано, витражи в древнерусской архитектуре были большой редкостью, а в храмах – уникальным явлением. Имеющиеся в распоряжении современных исследователей немногочисленные факты свидетельствуют, что витражи были скорее исключением в общепринятой строительной практике Древней Руси. Развитию этого вида искусства на русской почве препятствовали не только природно-климатические условия, но и пространственная организация храма, обстановка православного богослужения, отличные от католических, а также слабое по сравнению с западноевропейским развитие стеклоделия.
Кроме того, в христианстве любое живописное изображение Иисуса Христа, Богоматери, святых является иконой независимо от того, написано изображение на стене, выложено из кусочков смальты или украшает книгу в виде миниатюры. С этой точки зрения фигуративный витраж в церкви – не что иное, как икона, написанная на стекле. В восточно-христианской традиции они были запрещены: «Писати святые иконы и воображати, якоже и на седмом соборе святии и богоносные отцы повелеша, на всяком древе, и камени, и на столпех, и на стенах, и на сосудах церковных, иже суть крепцы существом, сиречь вещию. А на сткле святых икон не писати и не воображати, понеже сия сокрушителна есть вещь» (Максим Грек. О святых иконах»). Причина запрета — хрупкость и недолговечность стекла.
Начало нарушения этого правила приходится на конец XVII века. Из описи имущества князей Василия и Алексея Голицыных, конфискованного после стрелецкого восстания, узнаем, что в их московском доме «что в Белом городе, меж улиц Тверской и Дмитровки» находилось множество витражей в окнах, видимо, привезенных из Западной Европы. Некоторые из них имели фигуративный характер: например, в верхней большой столовой палате князя Василия Голицына «в дву поясех 46 окон с оконницы стеклянными, в них месты стекла с личины». Кроме того, «на дву верхних окнах» было изображение, видимо, двух ангелов: «две персони писаны живописью; у них волосы и крыле; на них же платье: на одном нижнее тафты рудожелтой, а верхнее объярей белых; на другом нижнее атлас чревчатой, а верхнее объярей же белых». В украшении жилья иноземными предметами не было бы ничего предосудительного, если бы не одна деталь: здесь же, среди икон находился «образ <...> Спасов, писан на стекле, со святители и мученики<...>», то есть стеклянная икона. В «Описи» бесстрастно зафиксировано «стекло разбито». Сегодня эти последние слова воспринимаются как наказание за нарушение древней традиции.
В XVIII веке постепенно изменяется отношение к иконе, которая воспринимается уже не только как предмет поклонения и почитания, как это было в древности, но и становится произведением искусства, которое ценится тем больше, чем искуснее техника его исполнения. В конце XVIII–начале XIX века в иконостасах и киотах православных храмов находились иконы из самых разнообразных материалов: образа тканые, вышитые шелком по канве, собранные из кубиков смальты, написанные на яшмовых досках, фарфоровых пластах, и др. Были среди них и стеклянные иконы. В 1839 году в ризнице церкви Рождества Иоанна Предтечи в Пажеском корпусе (Петербург) находились две живописные иконы на стекле с изображением Михаила Малеина и Анны Пророчицы; стеклянный «Образ Рождества Христова» хранился в церкви Императорского Фарфорового завода. Развитие этого направления иконописания на стекле на протяжении XIX столетия привело не только к утверждению витражей с изображением фигур в окнах храмов, но к совершенно неожиданному результату: к появлению в начале ХХ века целых «иконостасов из стекольной живописи». Их предлагал С. М. Линднер — представитель «королевско-баварского придворного заведения живописи на стекле Ф. Цетлера в Мюнхене». Сегодня известно всего лишь два витражных иконостаса: один находился в церкви Лейб-гвардии Кирасирского полка в Царском Селе (не сохранился), второй – в Иоанно-Усекновенской церкви в Харькове. Высокий иконостас — традиционный элемент убранства русского православного храма — приобрел новый облик благодаря исполнению всех его деталей в нетрадиционном материале и технике. Изображения фигур на стеклянных иконах, просвечивающие от солнечных лучей, приобретали кажущуюся подвижность благодаря постоянно изменчивой игре света и тени. Витражные иконостасы, несмотря на уникальную технику исполнения, стоят в одном ряду с иконостасами из фаянса, изготовлением которых занималось "Товарищество производства фарфоровых и фаянсовых изделий М.С. Кузнецова", из металла и других материалов. Эти дорогостоящие и искусные изделия составляли предмет гордости фабрикантов-изготовителей и были результатом стремительного развития художественной промышленности в последней трети XIX столетия.
Определенный вклад в распространение витражей в православных храмах внесли, как это ни парадоксально, постройки эпохи классицизма. Купольные окна-люминарии стали своеобразными «проводниками» для витражей в православные храмы. Люминарии имеют древнюю историю, связанную с символикой света в христианской религии. Известно, что в подземных храмах первых христиан в куполе средней части крипты вырезался колодец, выходивший на поверхность, через который в помещение проникал дневной свет. В центре гигантского купола римского Пантеона также устроен открытый люминарий. Интересно, что и в петербургских храмах эпохи классицизма появились люминарии, как правило закрытые стеклом желтого цвета иногда и выгравированным изображением Всевидящего Ока. В Европе в это время витражные окна не были популярны и в целом противоречили эстетике XVIII столетия. Применение желтых стекол в храмах русского классицизма имитировало яркий солнечный свет; золотистые лучи, падающие сверху, кардинально не меняли атмосферу в храме, не влияли на восприятие строгих, колористически выдержанных интерьеров и религиозных картин. Эти круглые желтые окна с гравировками ничем не напоминали разноцветные готические витражи и воспринимались как элемент декоративного оформления интерьера. Однако прецедент был: цветное стекло с изображением получило определенные «права» в православном храме.
Алтарное окно имеет в церкви не меньшее значение, чем люминарии в куполе. Освещению алтарного пространства всегда придавалось особое значение. Даже в XVII столетии, когда в Европе безжалостно уничтожались прекрасные средневековые и ренессансные витражи, в соборе св. Петра в Риме в овальном алтарном окне сиял великолепный золотисто-желтый витраж с изображением голубя — символа Святого Духа. В русской православной церкви за престолом обычно устанавливают икону, посвященную Спасителю. Ее называют заалтарной, алтарной или запрестольной. В XIX столетии икона в храме представала как религиозная картина, для восприятия которой необходимо достаточное освещение. Именно поэтому К. П. Брюллов в 1837 году предложил пробить стену в алтаре петербургского Казанского собора, чтобы установить в проеме картину на стекле. Как аргумент он приводил слабое освещение собора, из-за чего обыкновенную картину не будет видно. Его идея не была оригинальной. Так, в 1841 году О. Монферран и Л. фон Кленце буквально сражались за первенство предложения об установке витражного образа в алтаре Исаакиевского собора. Но спор их был напрасен: идея буквально «витала в воздухе». Видимо, не последнюю роль в ее популярности в 1830–1840-е годы сыграло пожелание императора Николая I иметь в русских церквах стеклянные образа и окна с живописью.
Так, слияние элементов обстановки восточно- и западноевропейских храмов, а именно православных запрестольных икон и фигуративных витражей католических церквей, привело к появлению в русских православных храмах стеклянных запрестольных икон. Первым примером тому в истории русского искусства стал витраж в Исаакиевском соборе, изображающий воскресшего Иисуса Христа.
Стеклянные картины появились в обстановке православных храмов как новопостроенных, так и уже давно существовавших. Витражи можно было видеть в соборных, монастырских, приходских и домовых церквах, в храмах государственных учреждений и учебных заведений, заводских предприятий. Часто такие стеклянные картины носили орнаментальный характер, иногда встречались изображения святых, значительно реже окна украшали целые сюжеты.
Витражи в православных церквях стали применять в разных городах России, хотя и в меньшем, чем в столице, масштабе: сказывался более патриархальный быт. Из-за дефицита витражей в России и их дороговизны во многих старинных храмах обычное бесцветное оконное стекло XIX в. заменяли на цветное.
Таким образом, ко второй половине XIX столетия витражи прочно «укоренились» в обстановке православных храмов России и за ее пределами. К сожалению, до наших дней сохранились лишь десятки из сотен окон, наполнявших разноцветным светом пространство храма. Однако традиция изготовления витражей пережила эпоху атеизма, и сегодня они по-прежнему украшают православные храмы.
Т. В. Княжицкая
Кандидат искусствоведения,
зав. Лекторием Петропавловской крепости.
Витражи в России — авторский сайт Т.В. Княжицкой.
Оригинал статьи можно посмотреть здесь.
Информация об ограничениях и порядок использования информации